?

Log in

Mister Disaster
И еще одно замечание в копилку "никто не флиртует, и всюду техно". Вчера в Мондриане мы с моей маленькой хорошей М. представляли собой эффэктное зрелище, - смахивающее на представленное по ссылке.

И не по той причине, о которой вы подумали. Воздействие ритма на свежее поколение какое-то совершенно иное. Ну, то есть, для меня то, что ставила вчера Эва, означает машинальное вовлечение в мелкую, среднюю и крупную моторику с выведением движений на уровень ветряной мельницы (очень пластичной, самой стильной, модной-модной).

А эти (эти!) ведут себя так, как будто находятся в салоне Анны Павловны Шерер. Медленно колышутся вееры, пенсне неторопливо бликуют светом свечей. Mon prince, qui sont ces gens fous valsent, все дела. Как они это делают? Отключают что? Или не включено у них что?

Или, может, у них музыкальный холодильник, музыкальный кран в ванной комнате, музыкальный туалетный столик, пакет молока при попытке его достать исполняет M83, - и им Донной Саммер больше, Кенди Стейтон меньше, - роли не играет?

Же компрон па. Тоталь.

 
 
Mister Disaster
26 November 2016 @ 08:41 pm
Еще одна важная тема: маргинализация. Трактуемая, естественно, не в общепринятом смысле. Если все вокруг лузгают семечки и плюют на пол, а вы нет, - поздравляю, вы маргинал в обществе слюнявой шелухи. Обратную сторону называют снобизмом, - в той же не совсем правильной трактовке термина.

Эта маргинализация имеет массу оттенков и примеров. Я уже привык к тому, что искать музыку, которая мне понравится, будет, скорее всего, тяжело и долго.

Одежду - тяжело и долго, потому что стандартная размерная сетка все упрощается, и все шьется на "голландское подростковое тело", - 187 см и 55 кг. Понимаете, длина брюк 110 см при ширине штанины в 20 см, - это как бы смутное желание Бухенвальда. Ребят, вы ошибаетесь, планета скорее не населена голландскими подростками, чем населена. О цене мы сейчас вообще не говорим.

Что, скажем (касаясь музыки), средний вкус имени визгливого, отягощенного ненужными узорами вокала, вызывает у меня брезгливое ощущение. Пример: Soundcloud отдает в чартах, в разделе диско сегодня, 26 ноября, второе место треку LKA - Wildfire (Koni Remix). Так вот послушайте, какое это диско и что это за шедевр. Нет, о вкусах не спорят, но укроп не творог, знаете ли. "Я люблю хаус. - Что именно? - Валерия Меладзе". Как говорил прекрасный Роман Волобуев, "с каких это пор кролик считается овощем?".

Или фейсбук - считайте меня старомодным, но мне интересны ваши мысли, а не очередное фото вашей лодыжки. Я люблю ваши лодыжки, они невозможно прекрасны, но форма лодыжек у вида Homo sapiens достаточно изучена. Спасибо. У большинства коммуникация свелась к "фото? - лайк, текст - к черту". Это не странно, поскольку моя подруга Цукерберг на это и натачивал ФБ, - но это очень и очень грустное явление.

Я предполагаю, что здесь, к этому посту, не будет комментов именно по этой причине. туда же - функция "continue reading", открывающая новое окно, и этим как бы утверждающая "ладно, если вы действительно хотите читать этот занудный многобуквенный текст, то жмите, но вас таких не очень много, поэтому мы намекаем вам, что здравомыслящие люди умещают свою мысль в 160 символов". Fuck my liver, действительно, а что, бывают мысли, выражаемые длиннее?

Стереотипизация секса благодаря массированному потреблению порнографии - очень и очень грустное явление.
Или вот что выдает баннер на сайте, с которого я пытаюсь красть треки, когда тьюнс мне в них отказывает, потомушшо не находит (это все к тому же). Кайндли си эттэчд. Особенно тэг "ехала домой напали кабаны". Понимаете, я не хочу напали кабаны. Я хочу, мм, тыцщ и шпщ. Вы понимаете, как я страдаю с кабанами??



Или вот, было мне одиноко, я разговорился с одним парнем в сетях, и он мне пишет, "скажу честно, я не понимаю некоторых слов, которые ты пишешь, и если ты не перейдешь на сленг попроще, нам будет очень трудно общаться". Я чуть не поперхнулся. На 247-ой пробе это вызывает уже не агрессию, а усталое узнавание.

Это еще один аспект - я, например, ничего не знаю о молекулярной биологии, - так я честно говорю, "ничего об этом не знаю", и я рад пообщаться с теми, кто знает. И я им не говорю "если ты не перестанешь употреблять неизвестные слова, нам будет трудно". Потому что (вот тут я начинаю злиться), потому что, блядь, ебать мою нержавеющую кочерыжку, я не так устроен. И, кстати, материться тоже нужно уметь.

И это ощущение - о том, что скорее всего, инициируя общение, ты натолкнешься на ментальные фекалии, оно тоже есть - и это не результат врожденной мизантропии, а опыта. Вы же знаете, о чем я говорю. Как будто жизнь выталкивает тебя на территорию все более редкого позитивного опыта.
Это одна из самых печальных вещей.
 
 
Mister Disaster
Французские деграданты, которых редакция так любит, хороши в трех случаях (и прослушивание из ноутбука к ним не относится): а) когда машина набирает скорость б) в состоянии алкогольного опьянения в) в состоянии тоски после алкогольного опьянения.

Сценарий а) так на меня воздействовал, что водитель, которому GPS велел обвезти меня по МКАДу вокруг Москвы, махал передними лапами, прежде чем я сообразил, что властелин педалей от меня чего-то хочет. Ситуация разрешилась, но круговая карма сильна - и мне приходится обойти все здание на Петровке, чтобы найти Мондриан бар.

"Всюду играет техно", - говорит Л. "Всюду. И еще нет никакой возможности для флирта". "Все разучились флиртовать", - говорит Л. Мы обсуждаем гиперстимуляцию воображения, стандартизацию желания с последующей его утратой в социальном аспекте. "Сделайте что-нибудь на ваш вкус", - говорю я бармену. "А мой вкус вам понравится?", - отвечает бармен.

Мы перемещаемся в "Юность". "Я удивлена твоим выбором", - замечает Юлия. А я совсем не удивлен - это чуть ли не единственное место, в котором можно чувствовать себя совершенно свободным в коммуникациях с незнакомыми людьми.

У комнаты техобслуживания (туалета, грин офиса, как вам угодно) стоит симпатичный чувак ("симпотный", говорю я Юлии минутами раньше, "как можно говорить о себе "симпотный"), который объявляет мне "только через мой труп". "Ну и ладно", - отвечаю я, и беру с полки книгу "Приключения Веры и Анфисы". С картинками. Если вы не были в "Юности", у них там специальная библиотека для ожидающих, чтобы они не флиртовали напропалую около туалета. "Приезжайте в "НИИ", говорит чувак, там сегодня японское техно". "Я Дима". "Я Вася". Я хочу с Васей в НИИ. Но и писать я тоже хочу. Все время дилемма. И всюду техно.

К тому моменту как мы окончательно превращаемся в дружелюбных единорогов, я говорю Л. театральным шепотом "этот прыщавый красавец смотрит на тебя". Мы сдвигаем столы с прыщавым красавцем и его небольшим другом. Л. берет на себя прыщавого красавца, мы с Ю. занимаемся его компактным приятелем. Я пью португальское шардоне (что бы это ни было. "Нет", - говорю я Юлии, пробуя. "Да", говорит Юлия).

Мы идем к Трубной площади. С маленьким другом, ибо прыщавый красавец сливается. Свинтус. Л., по сообщениям прессы, бьет посуду в "Мотеле", пока я уезжаю дальше, нахожу друга-подпорку у бара и некоторое время вращаюсь с подпоркой, потому что без него я немедленно перехожу в диагональное состояние. Кругом звучит техно и никакого флирта. Никакого флирта со мной, очевидно, потому что все, что поддерживает мое божественно прекрасное лицо - это выделения улиток, упакованные в формат крема в Южной Корее.

В три часа я понимаю, что алфавит слишком сложен, а виртуальные кнопки слишком малы, чтобы вызвать Убер. Можно было бы попросить друга-подпорку, но это же флирт.

Я пою водителю Victorine (сценарий б)), я пою водителю "Adieu triste amour" ("хорошего дня, прощай, печальная любовь", исполняет Франсуаз Арди моим тенором - французы знают свое дело), но водителя это совсем не забавляет. Никакой этой вот лирической струнки. Он, наверное, любит японское техно, гадина.

В общем, идет обычная дворцовая жизнь - с занесением в мемуары.


 
 
Mister Disaster
15 September 2016 @ 03:21 pm
Внутренняя маркиза Помпадур (ВМП) неистребима (это то в вас, что неудержимо стремиться не делать ничего кроме как развалиться на диване среди зеркал в безапелляционно прекрасном наряде и шептать собеседнику у ног "marivaudage, libertinage", - и прочее рококо). Например.

Достал из пакета курицу для бульона, - со всеми имманентными признаками курицы для бульона, - если вы не Помпадур, вы знаете - ноги, крылья, кожа. Особенно кожа.

Внутренняя маркиза сначала дико завопила "l'oiseau n'a pas de plumes! c'est un cadavre!", а потом заставила меня уставиться на курицу как на зрелище казни Дантона.

Признаюсь, что я испытал момент отчаяния; очень сложно, когда у тебя на руках труп, а где-то орет женщина. Признаюсь, что в этот момент я даже достал топор для мяса. Либертинаж в его лучшей ипостаси: внутренняя дура орет "руби ее, поруби ее в капусту, je supplie!", курица от ужаса синеет прямо на столе.

Удержался как-то, подумал о хорошем - об Интернете. Там русским по монитору написано, что курицу нужно класть в кастрюлю целиком. Методом некоторой эквилибристики это удается сделать, мои дорогие отчаянные домохозяйки.

Необходимо также понимать, что ВМП проходит те же стадии работы с трупами, что и все люди (отрицание (см. выше), торговля ("d'accord, к этому бульону нужно вино, n'est-ce pas?", - идиотка), смирение.

Смирение выразилось в том, что ВМП с легким хлопком испарилась, а курица направилась туда, куда я и собирался ее отправить. Я умею работать и с птицей и с Помпадур, я вот о чем. И спокойно имею куриный бульон с зеленью - безо всякого мариводажа.

PS. Для отвлечения внимания от Марфы к Марии, так сказать, я покажу вам прекрасного мальчика, в котором ВМП одержала безоговорочную победу.

 
 
Mister Disaster
06 August 2016 @ 11:15 am
Чендлер, безусловно, одна из моих давних и неизбывных любовей :)

Боже, как он это делает - например, в "Love Will Find A Way" (1998 год), - сначала синтезированное фортепьяно, как будто случайно выбранные клавиши, потом его голос, - и слои ритма, один за другим, пересекающиеся, накладывающиеся на струнные и уступающие друг другу - и изо всего этого создается такая правильная конструкция, - задуманная с самого первого такта целиком, ни единого лишнего звука.

Керри любит гулять по моим нервам, в хорошем смысле - a pretty ride up my spine :)

Tags:
 
 
 
 
 
Mister Disaster
09 July 2016 @ 12:41 pm
<для понимания, это написано на массированном мероприятии в ФБ, посвященного насилию - под тегом "яНеБоюсьСказать">

А я совсем не писаюсь сказать о том, что, обладая с детства (меня хорошо обучала местная фауна) философией попаданца (простите за этот оборот), меня скопом убивает status quo вашей планеты с ее гендерной разницей, торжествующим дарвинизмом, архаичной мужской агрессией и женским собирательством, - да, и мне доставалось от обоих полов за непохожесть.

Вот такое сообщество homo sapiens. Вот так оно может поступить. С этим мозгом, чуть отошедшим от магистральной линии кольчатых червей - и обретшим сознание, но не предоставляющим инструментов для перемены собственной природы и участи. Налет цивилизованности на людях - тончайший лак. Да и каждое столкновение с людьми - отчетливая катастрофа, разве вы это не чувствовали это? Любая открытость в большей части ситуаций равна ужасу, любая искренность - редкость, дорого оплачиваемая носителем,любой статус имеет цену, - разве это так уж странно здесь?

Ничего нет удивительного в том, что столько агрессии у этого вида, - чему и удивляться? Зачем приводить массу примеров? Чудо и везение - уже то, что вам довелось жить в тонкую и рафинированную эпоху, когда средняя прогностическая длительность вашей жизни гораздо выше, чем у поколений прежде (и кажется, чем у более поздних).

В счастливое время, когда трехсотлетними (минимум) усилиями небольшая часть homo sapiens нашла хрупкое социальное равновесие и добилась достаточных успехов в естественных (хи-хи) науках. Это все, что держит от возвращения к вашей нежной прекрасной естественности. Зверя отвлекли игрушками. Но пока не нашли способа преодолевать в себе примата.

Не нужно описывать, как именно выглядят метастазы. Нужно постараться бороться с их причиной. Я верю в преодоление приматов, - образованием и/или техническим прогрессом. Да, - я верю в немодный сейчас гуманитарный модернистский миф, верю в возможность постепенного изменения самой природы человека.

Не нужно проклинать или ненавидеть то, что уже родилось и выросло в качестве убийцы, насильника или мучителя животных. Оно, считайте, уже умерло. Важно сделать так, чтобы рождалось и вырастало что-то другое.

Посмотрите на деяния наши. Что может искривить то, что мы сотворили прямым?
Мы - часть этих шагов прочь от приматов, когда учимся, делим ощущения людей, работаем, создаем мысли и передаем их. Этим мы обрекаем настоящих одноходовых полковников, четких пацанов, любителей домостроя (подставьте любую инкарнацию архаики) и прочие пещерные прелести на абсолютное вымирание.

Делая так, мы поможем изменить жизнь тех, кто еще не родился, - это тем важнее, что в противном случае их будущая боль ничем, ничем не будет отличаться от вашей. "Так не предайся же зверю", - вот эта фраза у Теннесси, который (кстати) отлично чувствовал эту тянущую вниз, туда, к цианобактериям, привлекательность здорового сильного животного.

Не предайся зверю. Этого достаточно.

И еще - у меня еще есть несколько человек, ради которых можно принимать, понимать, игнорировать наконец белковый зверинец. Награда нашла героя, так сказать.
 
 
Музыка: Double - The Captain of Her Heart | Powered by Last.fm
 
 
Mister Disaster
04 July 2016 @ 11:27 am
Помните, у О.Генри был рассказ "Горящий светильник", - о двух девушках, Нэнси и Лу, приехавших покорять Нью-Йорк
(за исключением этой раздражающей американской манеры сокращать имена до двух букв (я сокращаю до одной), О'Генри с успехом заменил мне Чехова еще в ранней юности),

- и что-то они там делят молодого человека по имени Дэн (три буквы - успех!), а кончается все тем, что "из-за угла сквера показался один из тех молодых подтянутых блюстителей порядка нового набора, которые делают полицию более сносной - по крайней мере на вид. Он увидел, что у железной решетки сквера горько рыдает женщина в дорогих мехах, с брильянтовыми кольцами на пальцах, а худенькая, просто
одетая девушка обнимает ее, пытаясь утешить".

Это я к чему, - к тому, что мне бы однажды хотелось увидеть этих Нэнс и Лу местного разлива (симпатичные, но совсем не умные белорусы, уроженцы Перми, Ярославля, Владивостока), которые так желали знакомство поскорее свесть с плохо и неумело скрываемым желанием за что-то зацепиться в этой холодной Москве, -

увидеть на поздних стадиях их адаптации (чем заканчиваются попытки так "устроиться" (ненавижу это слово, хуже него только специфически употребляемое провинциальное "подняться") - в дорогих мехах, с брильянтовыми кольцами на пальцах, и чем там. Хотя, боюсь, тех, кто с кольцами, мне видеть бы не хотелось, я-то знаю, какие слои ценностного лака рубанок русской социализации снимает с этих людей.
К тому же, мне всегда было жаль Лу.
 
 
Mister Disaster
07 May 2016 @ 10:53 pm
..дполагал, что ты уедешь рано, тебе далеко, и я решил, что мне нужно, проводив тебя, пару кругов вокруг озера для того, чтобы стряхнуть эффект рома с колой, которым мы благополучно придавили и мою простуду и мою аллергию - и эффект твоей работы сегодня. (Needs must, - сказала бы Сильви из "Life after life").

Что же, догнать даже автобус оказывается не так просто, надо же, как они быстро ездят. Или бедра, Маша, уже не те. Я сворачиваю к озеру, останавливаюсь, потому что кашель сворачивает меня в тугую трубку как купюру, потом я выпрямляюсь, выдыхаю. Сажусь около кромки воды, к черту эту скорость, хотя я ее люблю. Мисс Блоссом в очередной раз поет мне, вода трется о резиновую подошву конверса - ох, как это beautifully meant, loveintentionally, оранжевые огни в воде и синие сумерки, я в них, эта наивная, инстаграмная кинематография момента, - подросток во мне ликует.

Все конечно закольцовано, да. С годами я проще стал воспринимать твое появление. Я смирился и с тем, что ты - главное из (it doesn't need must), что с тобой меня чуть больше и больнее, - и с тем, что важно опять отпустить тебя вовремя. Так я это снова себе объясняю.

...что, наконец, довольно забавно, что синхронизация эмоций работает столь долго - ну, ты думаешь о ком-то, он звонит тебе через полчаса и говорит "я подумал, нужно позвонить".

Я не ждал, что ты приедешь, был удивлен совпадению, - и я пре

 
 
Mister Disaster
23 April 2016 @ 08:15 pm
На некотором горизонте ужасно хочется смены этого джинсово-стробоскопного коловращения на полумрак - джазовый, ленивый, диванный. Я давно не видел тебя без лишнего света, я соскучился по влажному блеску глаз в полутьме. Туфель хорошей формы, смены воплей сквозь 133 BPM "как тебя зовут?!" на неспешные фразы.

Блоссом Дэри, а не Бейонси. Небрежности, а не вины. Спокойного знания и ожидания нужного момента, а не охоты и предвкушения. Start me a smoke, talk to me nice. Но куда там, в этом жадном истеричном паноптикуме, который по странной причине называется "развлекаться".

Rghhhrrrrr

 
 
 
 
Mister Disaster
23 April 2016 @ 07:31 pm
Я добрался всё же до "The summer of Sangaile", - и это идеально упакованная, концентрированная, визионерски безупречная юность. Брэдбериевское все лето в один день.

Эгоцентричная юность ("ты ведь думаешь только о себе", - припечатывает ее Аусте, - но иногда те, кто кажутся эгоистичными, просто очень боятся и сосредоточены на защите), взбалмошная, очарованная всем внезапно открывшимся миром, - и на ножах с ним (в случае с Сангайль - на циркулях; циркуль, которым она царапает руки, желая показать, какой она несчастный ребенок), невинная, жадная.

Все, не стоящие, разумеется, выеденного яйца для беспросветно повзрослевших проблемы (у Сангайль головокружения, а тут самолеты, небо, очень много неба вокруг и вверх, а если забраться на верхушку дерева, то еще страшнее, и внутри пусто, дышать тяжело, - но только она стоит внизу и где-то рядом, она говорит "я же здесь") кажутся огромными, - и столько первичного, роскошно расточительного подросткового голода.

Много вспомнилось своего оттуда, из юности, да.

Кто мог подумать, что Литва производит такие вещицы. Ну и Дункель, музыка Дункеля чудесно все это обрамляет.

 
 
Музыка: Darkel - The Man Of Sorrow | Powered by Last.fm
 
 
 
Mister Disaster
06 April 2016 @ 09:30 pm
Александр Шатлар и его новый "Elle Etait Une Fois" - совершенная гиперсинтетика. Особенно в том смысле, что породить этого гомункула могла только очень большая компания во внезапном оргиастическом порыве: ритм в сочетании с кинематографическими струнными ("Le Bureau", "Louise XIV") - от Себастьена Теллье, жеманный и ироничный вокал ("Le nombre d'or", "Les yeux verts") достался от Katerine и Etienne Daho; "Alexandra" - изящный пастиш на диско-французское-все - Клода Франсуа; "La nostalgie de Noriko" - jap-pop, ранее выкраденный японцами и удачно переспизженный Шатларом для повторного саркастического ресайклинга; "Cocorico" - концентрат из 13 (или более) безголосых поющих актрис, возглавляемых юной бедриллой Бардо. "Louise XIV" - гимн феминизму без слов, с одними трогательными женскими вздохами, от которого Юлия Кристева приобрела бы оттенок спелого томата.

Это тот случай, когда количество краденого переходит в качество. Проекту Les enfoires, ежегодно собирающему группы французских звезд для записи какого-нибудь трека (галлы это очень любят) стоило бы сильно напрячься для выдачи результата, который юноша Александр выдает за красивые глаза. Любой трек можно запросто приписать любому из любимых, - и еще поразиться, как хорошо получилось.

 
 
Mister Disaster
27 March 2016 @ 04:02 pm
Давно не был здесь, а ведь у меня была еще одна венеция ))





 
 
Музыка: Benjamin Biolay - Négatif | Powered by Last.fm
 
 
Mister Disaster
27 March 2016 @ 03:59 pm
Знаете, как говорят о взрослых - "тараканы вылечены", но ведь у этого есть и дополнительный смысл. Ну, что-то - когда тебе приходится пробираться к другому через скалы, которые воздвигнуты долгим опытом и этим личным геологическим метаморфизмом.


Именно поэтому я всегда оставлял записи - мне казалось, что тем, кто встретит меня, будет интересно узнать меня в динамике. Чтобы лучше меня понять. Оказалось иначе, - тебя никто не станет узнавать, это долго и трудно. Не то что twitter thinking, это и раньше было.
Для каждого нового человека в твоей жизни твое прошлое нисколько не интересно, хоть оно и сформировало тебя. Его не существует. К сожалению и разочарованию, к счастью, к ничему ни от кого и ни для кого - твой путь будет только твоим. На него не позарятся, им не соблазнятся, потому что эта ценность - твоя ценность. Ничья больше.


И если ты захочешь ею поделиться, ты не сможешь. Ты попытаешься, конечно, ты попытаешься. Ты только вызовешь этим в себе нежность к другому. Так это работает. Помни, пожалуйста, помни об этом. Желание отдать всего себя заканчивается там, где и началось - в тебе. Так прибой начинается и заканчивается у берега.


Предпочтительно для людей наладить отношения (читай, найти точки соприкосновения) через внешние знаки (тебе нравится (например) Ева Польна (прости, Ева)? Да ты лох) - и все то. Люди удивительно примитивно ошибаются, это никогда не перестанет меня изумлять. Изучи того, кто, - не изучай знаки.


Но все это (Ева и лохи) - детали пути, его дорожные отметки, а в целом
(продолжу) эти всегда стертые временем персональные Уральские горы разочарований и проб, - попробуй перебраться через эти горы и продемонстрировать что-то, с чем вышел из точки А, после всех стигматизаций и Ев -


продемонстрируй (разве что) стертые зубы в попытках обрести то, что хранится в твоей голове с юности или позднее, - или раньше, - найти своих, смотреть на солнце и улыбаться, зная, что твоя улыбка не будет стерта (кем бы могла быть? кто имеет теперь над тобой власть, кто, fuck my liver, переберется через эту горную цепь к тебе?), -


это не требует героизма, или чего-либо, что может быть поднято на знамена, - ох, это был бы разговор в терминах юности с ее воинствующими пассионарными тараканами, - нет,
Нет. Это требует исхода, холода, рациональности узнавшего, усталости. Поэтому иногда стоит занять середину партера, или, там, какое-нибудь рустикальное соломенное кресло, - да, соломенное кресло, ыыы, - и наблюдать за играми щенков с этой мутной смесью сожаления, узнавания, снисходительности и нежности.


Выигрышная позиция со стороны тех, кто не знает. Место знающего. Ведьминский трон Гертруды Стайн. Сидеть больно - сойти еще больнее.


Или - контраргумент мне, со всеми моими многословными уверениями, - "вы слишком много думали". Да, допустим, я слишком много думал, но незнание закона не освобождает от. Увы. Ignorance is not a bliss, в конце-то концов. Биться о стену, не зная того, что ты об нее бьешься - не спасение. Хотя тут есть противоречия ))


Паттерн пассивной помощи неучастием. Мифология наделяет бесконечной силой, - но разве не было бы естественно для Одиссея однажды усесться на песке перед давно знакомыми волнами - и больше не... Больше не. Простите, сирены, - и ты, Сцилла-Харибда, прости. Придумайте что-то новое. Придумайте для меня новую боль, новое разочарование, невероятное и изумляющее страдание. Капризный Одиссей, представьте себе. )))


Мне нравится разочарование. Это путь к успокоенности. Помните эту недавнюю историю с корридой, когда бык опустился на песок перед тореадором - и тот не смог его убить. Иногда точное следование правилам уничтожает сами правила, так работает и опыт. Я прошу прощения, это немного невнятно, но я не могу точнее. Торжество жертвы заключается в том, что никакой жертвенности не существует. Бык, опускающийся перед тореадором, становится больше тореадора. Решение одного крупного млекопитающего о превосходстве над игрой. Твои тараканы вылечены, когда ты перестаешь участвовать в дискурсе, где присутствует лечение тараканов.


Так я воспитываю. Димтерр, заморозит вас в ожидании чуда. Адамиты (не путать с содомитами :-)))) , кажется, проповедовали так же, - узнать скорее все человеческие страсти, - прочитать скорее книгу, чтобы прийти к следующим главам, - к богу, утверждали адамиты, но я атеист, поэтому я выступаю за разочарование во всех его ипостасях,
ты еще попробуй найти, в чем еще (в чем еще, господи, где еще можно отыскать мене-текел-фарес) можно разочароваться.

Disappointment, darling, yes, cheers, thanks a lot.


PS. Я сейчас объясняю это для одного, но он не поймет меня, - и потом ведь это работает для всех.
 
 
Музыка: Benjamin Biolay - Négatif | Powered by Last.fm
 
 
Mister Disaster
27 March 2016 @ 03:56 pm
"А ты мечтаешь?" - "Нет, я планирую".


Ну да. Но тут я вспомнил собственные слова, которые, поскольку они сформулировались самостоятельно (со стихами именно так бывает), означают (как слова какого-нибудь дельфийского оракула) глубинную правду, которая начинает реализовывать сама себя, self-extracting application, самосбывающееся пророчество, которое, как происходило с Атридами, является всегда не тем, чем кажется - "ничего из обещанного не произойдет. Ничего не случится".
Но хорошо, - но как (и правда) мы мечтаем? Вы только следите за мыслью, а то оно непросто и небыстро. Да и вообще я не уверен, что это нужно говорить.


Что-то объяснять в целом сложно (лучше помалкивать) - нужно выражать в словах, а они медленные, а у любых двух людей формат отличается, FAT-NTFS (умноженный на шесть миллиардов возможных форматов), передать ощущение сразу нельзя, нужно выразить в словах, убедиться, что передано, а что передано (если и передано) - воспринято наверняка иначе из-за ошибок кодировки.


Информационные технологии очень точно отражают этот факт невозможности передачи чего-либо правильно, - и факт, как люди (в целом) общаются - бесконечные баги. Technically, missing.
Печальная нам досталась планета. Но я отвлекся ))


Если уж это (мечты) и происходит у меня, то кинематографично, совсем киношно, скажем, я стою на той самой salizzada malipiero, солнце бьется и делится на неправильных стеклах редзонико - и в этот момент ты подходишь и обнимаешь меня (но ты не подходишь). Ничего из обещанного.
Я стою на балюстраде святого сердца у фуникулера монмартра, я стою дома перед рядом фонарей у озера. Я лежу над верхними этажами улицы Экуфф (кинематография требует пресловутого "другого места"). У меня есть музыка для того и для этого. У меня даже есть специальное пространство, где это происходит, время, которое я для этого отвожу (точнее, оно само себе отводится). Я тщательно планирую неслучившееся и неслучайное. Я стою, я сижу, я лежу, я же говорил, что это кинематографическая история, кадрированная, визуальная. Мечты - это всегда немного со стороны,
- и (у меня это происходит так, я не знаю, как у вас) с поправкой на Линча, - ну, то есть, оправдание очень плоских и одномерных вещей идет в паре с чем-то плохим, оправдывающим любой плоский сюжет (пфф, о Париже он мечтает, хха) и придающем ценность. What dreams may come - даже в этом названии есть предупреждение.


"Questions in a world of blue" из Твин Пикса, например, страшно пошляцкая вещь, если бы не контрапункт ужаса (визуально выраженный в смешении синего и красного цвета, пересмотрите), который оправдывает любые действия режиссера - поэтому, например, страшно пошляцкая "Pretty 50s" в "Малхолланд драйв" идет со сценой, где Дайана моделирует реальность (вообще-то в этот момент она дрочит, но кто сказал, что нельзя дрочить и моделировать реальность одновременно, очень даже можно) с несуществующей Камиллой - и это создает прекрасное противопоставление низкого и высокого, она мечтает и знает, что (черт-то побери, она ее бросила, оставила) происходит на самом деле. Тогда она останавливается и бьет себя (ты не подходишь, - ничего из обещанного не произойдет). Та самая daft mythology.


И еще, - когда наши (с тобой) эти кинематографические процессы пересекались (мы ведь на самом деле глубоко одиноки, просто наши внутренние процессы иногда пересекаются и резонируют - печальная планета и бла-бла), когда мы мечтали вдвоем, - точнее, когда оправдание реальности случайно и страшно происходит, - и мечты (здесь можно дрочить) реализуются, то,
то реальность странно искажается - и все планы идут к черту - и по стеклам редзонико идет рябь, улица экуфф внизу вытягивается дугой как несчастная Дайна в оргазмическом пароксизме (мечты, как и оргазм, - заархивированный момент), за которое она тут же себя и наказывает, как за невозможное удовольствие, которое не должно произойти,


- и если вдруг оно реализуется, ты вдруг там есть, что-то из обещанного случается, - в этот самый момент превращения запасного, скрытого, "мечтательного" варианта в реальность становится так больно, - ну конечно, твоя dream space превращается в случившееся, слова, как писал Павич, становятся мясом, -


тогда ты начинаешь защищаться, защищать это хрупкое пространство, от того, что оно же и обещало. Ох, в лучшие моменты с тобой я как будто абстрагировался от тебя, автоматически считал, что это не ты, а мое представление о тебе. Как будто ты мешал моим мечтам воплотиться так, как они того хотели. Это было слишком похоже на правду. Мечты такого не любят
Если да, то ты уж не трогай этого, - такие вот правила.


В этой сконструированной реальности так много происходит. Пусть мы летим по автостраде на очень высокой скорости под звуки Trentemoller и разбиваемся (почему нет, - в точности как в финальной сцене "Crash" Кроненберга, - я же говорил, все это очень кинематографично). Мы танцуем под звуки Irrepressibles, но только не так, как это было на самом деле, совсем не так, немного лучше.
У меня столько всего заготовлено для тебя, но я не могу этим поделиться, потому что ты - и воплощение этого - мне очень помешают. Дайана, ты себя сейчас бьешь? Я - да.


Ох, как я не люблю эту планету и человеческую психологию по сухим итогам. И тщательно планирую. И никогда не мечтаю. Рррр, хорошо, - мечтаю не мечтать
 
 
Музыка: Olive - I'm Not in Love | Powered by Last.fm
 
 
Mister Disaster
Морин Каллахан в отличной книге "Champagne Supernovas: Kate Moss, Marc Jacobs, Alexander McQueen, and the 90s" описывает эпизод визита Александра МакКуина в Нью-Йорк с Мигелем Эдровером, который тогда был его бойфрендом.

Все светские мероприятия заканчивались гей-вечеринками в Meatpacking district, где Александр неизменно встречался с Марком Джейкобсом, еще более обдолбанным, чем он ("always more fucked up than Lee"), что страшно его раздражало, а потом пара возвращалась в расположенную на цокольном этаже квартиру Эдровера.

Однажды утром Анна Винтур решила позвать МакКуина на завтрак. У входа в подвал ее встретил Мигель в не очень адекватном состоянии, и сказал, что Ли не может сейчас встать, но настаивает на том чтобы Анна спустилась к нему.

Возникла заминка, прерванная шофером Анны, который ответил Мигелю: "Мисс Винтур не ходит по подвалам!". Никто не отреагировал, и Анна, выйдя из машины, спустилась с Эдровером к МакКуину, который принял ее, не вылезая из постели.

На фото: Анна Винтур на превью коллекции МакКуина "Horn of plenty", FW 2009/2010 (целиком показ здесь), фото Ника Уоплингтона.



 
 
 
Mister Disaster
18 September 2015 @ 11:22 am
В ФБ я веду сообщество The Blissful Monsters, в котором пишу о всяческих любимых персонажах. Можете присоединяться, если пользуетесь Фейсбуком.

Например.

Детмар Блоу (как и Лорен Кроу в "Isabella Blow: A Life in Fashion") пишет о том, что во время пребывания в очень дорогой клинике The Priory в Роухемптоне для лечения биполярного расстройства, Изабелла Блоу познакомилась с медсестрой, с которой они очень сблизились.

Пока один из пациентов убеждал Изабеллу в том, что пребывание здесь слишком накладно, - и ей следовало бы переселиться в отель Кларидж, сестра выслушивала все ее "я хочу умереть" во время депрессивной стадии психоза и ласково называла "моя Мизерабелла".

Эта медсестра позднее стала певицей Лили Аллен.
 
 
Mister Disaster
19 May 2015 @ 10:11 pm
Дашевского издали полным собранием, - не прошло и полутора лет. Очень правильная история в наше стебенковско-милоновское время.

Cтоит и почитать - и просто посмотреть на Дашевского в любом интервью. Прекрасная выморочная порода - и этот великолепный мозг.

Стоит посмотреть, чтобы понять, какие интеллектуальные карлики обитают в медийном пространстве, - кого здесь цитируют, кто мелькает в новостях.

С другой стороны, признавая талант, не могу внутренне принять тональность. Вот, Дашевского, вот - Михаила Гронаса, даже любимого Анашевича.

Например два стихотворения Гронаса. Первое:


я стою на границе тела
и хочу раствориться в сердце
только, сердце, быстрее,
быстрее, ещё быстрее,
давай кто первый истлеет,
отсюда до вон того дома.


Это тяжелая и безупречная вещь, но в физиологической минорности нет ничего нового и дело не в этом. Я не очень понимаю, откуда взялось эта основная нота жалости (нет, не так, - жалостности), - и средства ее выражения мне не очень нравятся: у Гронаса - с использованием канцеляристских приемов, у Анашевича - конструкций, взятых из народных песен. Поэзия несчастненьких; Джун Форсайт была бы в экстазе.

Вот второе, очень известное:


дорогие сироты,
вам могилы вырыты
на зелёной пажити
вы в могилы ляжете
и очень нас обяжете
очень нас обяжете.


Вижу, что неимоверно хорошо, но мне так неприятна эта детальная слабость (что-то такое "у лизы руки как ветки/лиза брала и ела таблетки/ дорогие как ключи ада/нам их уже не надо/мертвы все наши клетки", и бла-бла), этот кунсткамерный оркестр.

Я знаю, что говорю это из страны, где по социал-дарвинистски и мерзко-исподволь принято списывать ненужный материал, - да, без кавычек - ненужный материал. Детей, болеющих редкими и нередкими заболеваниями, пожилых людей, к которым скорая помощь. как известно, не выезжает, и так далее и так далее. Геев сжигать. Даунов прятать и обездвиживать. Национальности Центральной Азии - второй сорт, пусть работают, чуреки из тандыра. Ложитесь в могилы и не мешайте нам пугать планету нашими "Буками", самыми буковыми буками в мире.

Это все понятно. Но когда эта ламентация распространяется на все-все-все, становится генерал-басом, я перестаю это принимать. Наверное, поэтому не могу читать - и не могу не читать.
Немного о другом, Анашевич (Героиныч )), как же я люблю этого мерзавца:

любовь любовь свою отдам жанне д'арк
выйду с ней под руку в парк
ранним ранним утром: изо рта пар
нет на свете такой же красивой пары
отнял у монстров жанну, выиграл в карты
выиграл ее в шахматы, в нарды
жанна беззащитней фасбиндеровской марты
выиграл ее, вырвал из ада
напоминаю ей об этом каждое утро
заговариваю, кружусь над ней как вуду
заставляю говорить: любить тебя вечно буду
я для нее будда
я для нее главарь банды
в честь меня красит губы, повязывает банты
ходит как по воздуху, как на пуантах
в шелковых латах
 
 
Mister Disaster
26 April 2015 @ 03:04 pm
До того как произведения искусства обретают статус и попадают в музей под стекло, непременно найдется чокнутый любого пола, который наденет их на себя. С точки зрения дадаизма эта мысль звучит вполне рационально. "Вы должны быть произведением искусства - или носить на себе произведения искусства", - писал Уайльд. Но вести подобный образ жизни сложновато, особенно если вы родились в 1874 году, как баронесса Эльза фон Фрейтаг-Лорингхофен.


Тем более, если на старте вы не совсем баронесса. Начало биографии Эльзы Хильдегарды Плец с ее собственных слов выглядит так: "Я родилась в Восточной Польше 12 июля 1874 года, в собственном доме моего отца. Он был процветающим бизнесменом из среднего класса, выходцем из /зачеркнуто/ простых рабочих. Агрессивный, несдержанный, щедрый, /зачеркнуто/, традиционно честный в деле, доминирующий в семье, за исключением /зачеркнуто/ моей матери, которую он выбрал в пылу юности". Доминирующий - она очень мягко выразилась.


Из этого всего /зачеркнуто/ Эльза ретировалась в Берлин изучать искусство, и достаточно быстро усвоила, что единственный путь женщины к независимости - мужчины. Для начала она втерлась в круг поэта Стефана Георге, а параллельно работала в качестве живой мраморной скульптуры в одном из берлинских театров. Попробовав на вкус премодернистскую элиту - графика Мельхиора Лехтера, драматурга Эрнста Хардта, архитектора Августа Энделла, Эльза постепенно сформировала образ, который Джуна Барнс, познакомившись с Эльзой уже позднее, в начале 20-х, называла "ужас околотка".


Черные губы? Да. К черным губам нужно прибавить желтый грим на все лицо. Подчеркнем эту красоту американской розовой почтовой маркой в качестве мушки. Мужская одежда? Не бывает никакой мужской одежды. Нечем украсить шляпу, - возьми две ложечки для горчицы и решительно воткни их в фетр. Смелое решение для 1910-х годов. В веймарских двадцатых это было бы в самый раз, но в предвоенной Европе - ох. Кто бы мог подумать, что превращение промышленно тиражированных бытовых вещей в символы сделает из померанской Эльзы музу дадаистов?


При таком наборе головы и костюма рано или поздно встретишь единомышленников. Для Эльзы единомышленником стал писатель и переводчик Феликс Греве. Не то чтобы он стал им сразу. Незадолго до знакомства он вышел из тюрьмы, куда попал за невыплату долгов.


В пенитенциарном учреждении Феликс не стал тягать железо, а наоборот, занялся серыми клеточками - переводил на немецкий Андре Жида и Оскара Уайльда, чем заработал себе определенное имя. Вне пенитенциарного учреждения. На этом начинании он и попался под руку фрау Август Энделл, будущей баронессе фон Фрейтаг-Лорингхофен.


Вообще-то при первичном общении выяснилось, что Феликс - гей. И еще двоеженец, потому что нужно же как-то себя содержать, а единственный путь мужчины-переводчика к независимости - это женщины. Ну ничего, тоже вариант. Эльза взялась за дело. Как позднее Феликс писал в своей автобиографии, "если в моей жизни и были гомосексуальные наклонности, то с ней я наконец стал определенно гетеросексуалом" ("If I had not always been so, I had become definitely, finally heterosexual").


Феликс также оказал на Эльзу определенное влияние. В частности, баронесса Дада начала писать стихи, - как правило, заглавными буквами (она до самого конца и Парижа сохранит эту манеру) и - все - слова - через - тире.


Экстерьер тоже не отставал. В качестве необходимого головного убора пригодилась клетка с канарейкой, принадлежавшая хозяйке съемной квартиры, браслетами вполне могут быть большие медные кольца от шторки для душа. Платья можно украшать овощами, продевая через них веревочку. Если овощи кончились, используй сплющенные консервные банки.


Трио Энделл-Греве-Плец принялось кататься по Европе, пока где-то в Палермо Эльза не осознала, что архитектор достаточно скреб ей мозг, и предложила ему оставить герра Энделла на-все-гда. Геи-зэки-переводчики всегда обыгрывают архитекторов.


Увы, финансовое положение единомышленников ухудшилось, но Эльза и здесь нашла нетривиальное решение. Они разыграли самоубийство Феликса, подали кредиторам его свидетельство о смерти - и уехали в Америку.


По прибытии власти Нью-Йорка осмотрели Эльзу и немедленно арестовали обоих как "подозрительных персон". Еще бы. По сообщению "Нью-Йорк таймс", "Миссис Греве, недавно прибывшая в Нью-Йорк из Берлина, была арестована полицией в четыре часа пополудни по обвинению в непристойном поведении, после того как она прогуливалась по Пятой авеню, одетая в мужской костюм и пыхтя сигаретой ("dressed in men's clothes and puffing a cigarette").
Раздраженная Эльза была вынуждена пояснить, что она надела мужской костюм не для того, чтобы эпатировать каких-то варваров, а только потому что в брюках ей "гораздо удобнее идти - и поддерживать мужа, который устал, возвращаясь с отдыха".


Как и идейная последовательница Эльзы Изабелла Блоу пятьдесят лет спустя, баронесса ненадолго оказалась в небольшом городе. Изабелла коротала дни за стойкой бутика Nina Ricci в Техасе, Эльза обосновалась в Спарте, штат Кентукки, где держала ферму. Можно только предполагать, что происходило с живностью на этой ферме - и что думали коренные спартанки при виде баронессы фон Фрейтаг-Лорингхофен на местной Мейн-стрит.


В Нью-Йорке Эльза повстречала Марселя Дюшана - и, по ее утверждению, платонически в него влюбилась. Собственно, ей пришлось избавиться от Феликса, отправив его подальше по дороге из желтого кирпича (он осел в Канаде), - и платоническое преследование художника Марселя началось. Шел 1913 год, работа Дюшана "Обнаженная, спускающаяся по лестнице" только что стала предметом громкого скандала, - о, он был трендовым персонажем. К тому же, они жили на разных этажах одного и того же здания.


В этот момент Эльза делает то, благодаря чему она влипнет в историю дадаизма в частности - и в историю искусства в целом. Решив заняться для разнообразия скульптурой, Эльза где-то отыскала писсуар. Отделив от него трубы, баронесса фон Фрейтаг-Лорингхофен поместила их на пьедестал, закономерно озаглавив этот первый в несчастном нашем мире объект ready-made - "Бог".


Кастрированный писсуар был упакован в бумагу и отправлен вместе с приложенным письмом (под именем "Ричард Матт") платоническому трендовику художественного производства - лапочке Марселю, на нижний этаж. Как позднее Дюшан написал сестре, "одна из моих подруг, взявшая псевдоним Ричард Матт, прислала мне фарфоровый писсуар в качестве скульптуры; поскольку в этом не было ничего недостойного, было бы странно отвергать этот подарок". ("One of my female friends who had adopted the pseudonym Richard Mutt sent a porcelain urinal as a sculpture; since there was nothing indecent about it, there was no reason to reject it.").


Нет нужды говорить, что именно этот писсуар под названием "Фонтан" был в итоге куплен Tate за 500 000 фунтов. А баронесса после этой нехитрой выдумки занялась созданием скульптуры самого Дюшана под названием M'ars (my arse), сделанной из винного бокала и нескольких перьев.


Между ношением фар от автомобиля на бюстье своего платья ("у машин и велосипедов фары есть, - почему у меня не может быть фар?"), сорокалетняя Эльза решала свои финансовые проблемы. Иногда она работала на сигаретной фабрике. Иногда занималась своим романом с бароном фон Фрейтаг-Лорингхофен (из старой прусской семьи (как он оказался в Нью-Йорке?); племянник этого барона станет одним из фигурантов заговора против Гитлера в 1944 году). Наметилась перспектива свадьбы. Отправляясь на церемонию, прекрасная сигаретчица организовала в качестве обручального кольца найденный на улице кусок проволоки.


В 20-х Эльза перебралась сначала в Берлин, потом в Париж. Веймарская гиперинфляция оставила ее практически нищей. Баронесса фон Фрейтаг-Лорингхофен продавала газеты в Курфюрстендамм и продолжала писать стихи заглавными буквами. И изобретать новые варианты имиджа - например, в 1921 году она обрила голову и нарисовала графичную короткую прическу красным лаком.


Поскольку в нашем несовершенном мире мало кто ценит ношение канареек, фар и консервных банок (при жизни их носителя), пришлось искать покровителей. Баронессе помогала Пегги Гуггенхайм (Пеггинька знала толк в эксцентричности), - и даже Бернард Шоу (“BERNARD SHAW – YOU ARE SUCH GREAT THING – I AM SUCH MISERABLE THING – THAT IS ALL I CAN TELL YOU”, писала ему Эльза). Еще одним другом и любовью баронессы стала Джуна Барнс, - одна из главных фигур лесбийского французского круга 20-х.


Баронесса не теряла своей гиперактивности, пыталась продавать стихи и работала моделью для монмартрских художников. Писала в малоизвестные журналы, которых во время авангарда появлялось несметное количество, и просила средств на открытие модельной школы, которую назвала "last dream".


14 декабря 1927 года Эльза закрыла все окна в своей квартире на рю Барро, открыла газовый вентиль и легла спать. "Какая дурацкая шутка", - сказала Барнс, узнав о ее смерти.

На фото: Эльза фон Фрейтаг-Лорингхофен, фотограф - Мэн Рэй.



 
 
Mister Disaster
11 April 2015 @ 10:43 am
Туда же, кстати, относятся две истории от сестры предыдущей - Джессики Митфорд, опять-таки из переписки (я испытывал бы жгучее удовольствие от подобного юмора моих адресатов).

Окно детской Джессики выходило на соседнюю церковь в Котсволдс, - и, соответственно, на кладбище при ней. "Однажды мой дядя спросил меня, не пугаюсь ли я этого вида, особенно по ночам, - и я ему ответила, что нет, наоборот, этот вид имеет для меня сугубо практическое значение. "Практическое?" - удивился он. "Ну да, когда лунной ночью я вижу там папу с лопатой, мне не нужно узнавать, что будет завтра на ужин".

Вторая - из мемуаров Джессики. Ее первый муж, с которым она сбежала воевать в Испанию, Эсмонд Ромилли, однажды встретил на вечеринке поэта Одена. Хью сообщил Эсмонду, что очарован его интеллектом, - пишет Джессика, - и пригласил его к себе домой после окончания мероприятия. Приведя Эсмонда домой, Оден проводил его в спальню и начал раздеваться. Ромилли, не ожидая такого развития событий, пришел в ярость и выкинул всю снятую Оденом одежду и некоторые из близко расположенных вещей в открытое окно. "Интересно, - замечает Джессика, - "думал ли Эсмонд когда-нибудь о том, сколько девушек попадали в ту же ситуацию с комплиментами их интеллекту?".

Когда Ромилли с возмущением рассказывал об этом знакомым, он подвергся всеобщему осуждению. Мнения сошлись на том, что Эсмонд - варвар (и это отпрыск семьи Черчилль!), не имеющий ни воспитания, ни достаточной степени такта по отношению к гомосексуальным джентльменам.

На фото: обложка книги Джессики Митфорд "The american way of death".

 
 
Mister Disaster
11 April 2015 @ 09:46 am
Дневники Во сами по себе говорят, что писатель Ивлин постоянно пребывал в состоянии неприятной слякоти, - но есть еще красочная, на грани фола, иллюстрация к этому в письмах Деборы Митфорд начала 30-х:

"Ивлин Во был трудным гостем, а когда он выпивал лишнего, становился совершенно невозможным. Все было не так: вино, его спальня, вид из окна и, судя по его поведению, другие гости.
Китти (двоюродная сестра Деборы - Клементин Фриман-Митфорд) как-то была у нас в одно время с Ивлином, и, после всеобщего отхода ко сну, мы болтали с ней у меня в спальне.

Немедленно появился Ивлин с непременной жалобой. "Шторы у меня в комнате не задвигаются и я не могу спать", - проворчал он. "Простите", - сказала я, - но я ничего не могу с этим поделать сейчас". Он выскочил, но скоро вернулся назад. "Если вы выключите свет в холле, в темноте я не смогу найти дорогу в ванную". "Хорошо", - ответила я, - "Я его оставлю".

Спустя какое-то время в дверь постучали, на этот раз громче и настойчивее. Я спросила, что случилось на этот раз. "Я подумал, что вы должны знать", - сообщил Ивлин с выражением торжества на лице, - "что ваза, которая стоит на столике около моей кровати, наполнена".


На фото: Дебора Митфорд, герцогиня Девоншир, в Четворт-хаус, с любимыми курами, середина 90-х.



В оригинале: Evelyn Waugh was a difficult guest and when he drank too much he was impossible. Everything was wrong: the wine, his bedroom, the outlook, and, judging by his behaviour, the other guests too … Kitty was staying at the same time as Evelyn on one of his visits, and when we went up to bed she came to talk to me in my room. In no time Evelyn was in with a complaint. ‘The curtains don’t meet and I won’t be able to sleep,’ he grumbled. ‘So sorry,’ I said, ‘but there is nothing I can do about it now.’ Off he stumped but was soon back. ‘If you turn the hall light off, I won’t see my way to the bathroom.’ ‘All right,’ I said. ‘I’ll leave it on.’ A while later, a knock at the door, louder and more insistent this time. ‘What is it now?’ I said. ‘I thought you ought to know,’ Evelyn announced with a look of triumph on his face, ‘ that the pot in my bedside table is full.’
 
 
 
Mister Disaster
15 March 2015 @ 02:40 pm
На этом фото, сделанном в доме Эрнеста Хемингуэя на Кубе, застигнуты писатель Эрнест (дальше), его кот Кристобаль (ближе) и бутылка (справа, второй ряд).

Это к чему: фото отчетливо намекает, что авторство романов "Старик и море", "Праздник, который всегда с тобой" и проч. в этой битве интеллектов присуждается скорее Кристобалю.

Хотя мы-то знаем, что писала их на самом деле бутылка.

tumblr_njuau20lKS1qmmlfco1_500
 
 
Mister Disaster
14 March 2015 @ 11:09 am
Подумалось, что Москва, помимо всего прочего, не благоволит салонам, - в их авангардистской разновидности.

Сидел бы я, стало быть, как гертруда-камень, в хорошем предмете мебели, shabby-chic-sede, вовремя бросая чуть необработанные для лучшего сцепления фразы, - оптимально поджигающие авиационный керосин дискуссии.

"Мне кажется, слабость сюжета в противовес гениальности текста служит на пользу автору, обладающему этим прискорбным качеством. Чем равновеснее слабость нарратива с качеством текста, чем больше читателей, стремящихся это исправить". Нет, не такие длинные фразы, но ладно.
Вокруг были бы стайки строгих филармонических юношей с четырехоктавными пальцами и разбитных парней-представителей спортивного крыла, напоминающих об оксфордских разновидностях. И старые друзья с любимыми лицами и никогда не повторяющимися приемами. И, может быть, хорошее грекетто греканте, но бокал-два, чтобы не казалось, что я заливаю что-то колющее и злое внутри. Чтобы не казалось.

Время от времени приходилось бы наклоняться к ближайшему собеседнику и произносить что-то тихо, с изгибом губ, чтобы он сказал объекту произнесенного: "Дорогой Х, димтерр вынужден пожелать вам доброго вечера". Взгляды обращаются, и наконец кто-то тихо поясняет жертве "вам придется покинуть нас".

И процесс продолжается, голоса на заднем плане продолжают выводить "beatus vir secondo" монтеверди.

Ах. Но как это на хер хорьковый сделаешь, когда гости должны к тебе ехать на херовых собаках сорок пять минут. Пожалей хотя бы их трендовые кеды Кэрол Кристиан Поэлль.
И у меня тут шторы из икеи упали, знаете. Будущая гертруда тут весь на отвертках, какой салон.
 
 
Mister Disaster
14 January 2015 @ 04:15 pm
Два слова по поводу "Левиафана" Звягинцева, раз уж "Золотой глобус", видимо, так много значит, что о нем все принялись писать.
Я совсем не приветствую эту традицию изображения "добавленной ценности зла": зла как абсолюта и этой архачески-магической трактовки сугубо рациональных вещей. "Вот власть человеков есть Левиафан и несть от нее спасения". Или, классически, убить старуху-сами-знаете-какую-старуху как человеческое выражение этих всепроникающих сил тьмы. При этом глубоко и долго рассуждать о том, кто тварь, кто рука божья, и т. п. И все это - признак совершенной деградации социального.

То есть, когда некий мэр-вадим-сергеевич или студент-родион-романыч совершают банальное преступение - это не персонификация вездесущих сил зла. Котик, ты не Люцифер, ты просто мочканул старушку, ты преступник. Зайчики, он не рука Князя тьмы - он просто отжал у человека его имущество. Понимаете? Цивилизация давно придумала общественный договор для наказания подобных действий князей тьмы и агентов черного вигвама.

Оправдывать вора тем, что за ним некие темные силы, или убийцу - тем, что он сам свершил правосудие (разумеется, в мире, где нет правды (и нет ее, как известно, и выше)) - означает утверждать, что социального у нас нема, и никогда не будет. А будут только только альфа-самцы и вера в загробное карго. Или забугорное бунгало. Вечно. Согласно велению божьему.

То же касается и представления отдельно взятого человека, страдающего от вполне рационально объяснмых вещей, - коррупции, разложения социальных ориентиров, отсутствия в целом развитого социального, возвращения к стае и гоббсовской "войне всех против всех" или дюркгеймовской аномии, - как некого современного Иова, которого испытывают некие высшие силы. Да полноте. Если у вас прорвало трубу, это не значит, что святая троица проверяет крепость вашей веры. Трубу просто меняйте вовремя. Если тосты подгорели, святые Борис и Глеб тут ни при чем, я вас уверяю. Сломалась машина на дороге? Помолись святой Годзилле.


Этот смысовой перенос - явление того же порядка, что и государственно испытанный метод "не можете купить квартиру, даже если будете копить сорок лет? - да черт с ними, вы лучше посмотрите, сколько пидарасов развелось". И того же монструозного подменыша видишь у талантливого режиссера. Ощущение такое же, как если бы Бергман пошел работать на Russia Today оператором.

Давайте и дальше будем думать, что мы в окружении магических сил, зло представляет собой не мелкие мартышкины интересы отдельного необразованного, нецивилизованного человека, а что-то грандиозное, необоримое, универсальное. Великое, как стена Слоуна, горнило гопников. Что закон - дышло, что до бога высоко до царя далеко. И, как вишенка на этом торте из смеси литературы гонимых и манихейской философии под видом христианства, - конечно же, обожествение текущего власть предержащего и избиение вчерашних автокаторов.

Бедный Дигенис Акрит, влекомый то ли судьбой (судьба у меня знать такая - типичная русская привывалка), то ли собственной глупостью, кругом высший абсурд и силы тьмы. Ах, как прекрасно изобразить специфического русского гамлета - да еще и в кафкианском мире!
"Ах, пуговица оторвалась - ну теперь помогай нам Бог"!
Какая дурь, в самом деле.
 
 
Mister Disaster
28 November 2014 @ 01:12 pm
Мистер Камбербетч (Шароварыстретч), коего автокоррекция (по сообщениям Pinterest) меняет на Бензедрил Кукумбер (Benzedryl Cucumber, спасибо, автокоррекция), неплохо выглядит в альтернативных вещах, - даже лучше, чем в классике.

Без-имени-1
 
 
Mister Disaster
19 November 2014 @ 11:42 am
Gone girl, конечно, явление, - посреди всех этих трансформеров оттенка зомби.
Привкус кидалтов, захвативших кинематограф, никуда не делся, - об этом говорит небольшая несостыковка в мотивации Эми, но это скорее всего неточность экранизации книги - и в целом "ради большего добра". К черту мотивацию, давайте сосредоточимся на том как бедра Эми, залитые кровью, движутся по полу кухни и по рукам неудачливого партнера.

Рильке, - напомнила мне недавно Зонтаг, - представлял длительные отношения как пунктир из расставаний и встреч. "Мы унижаем, раним, ненавидим, - что мы сделали друг с другом?" - ужасается муж-Аффлек. "Это называется брак", - деловито парирует Пайк. И далее минималистичным битом Трента Резнора продолжается такой же ремикс "Горькой луны".

Сначала предполагаешь, что Финчер испек тонкую драму о невозможности узнать даже того человека, с которым прожил бок о бок несколько лет. Потом подозреваешь, что сюжет построен на диссоциативной фуге (примерно как в "Пассажире" Кристофа Гранже). Позднее по характерным звукам вскрытого горла выясняется, что просто мистер и миссис Смит опять поссорились. В остальном - такого поджарого триллера с навыками отличного эквилибриста не было уже несколько лет.
 
 
 
Mister Disaster
19 November 2014 @ 11:37 am
Господин Стёрджис, в его свежепереведенной биографии Обри Бёрдсли (никакого "Бердслея", никогда), несмотря на отличную детализацию изложения, не находит ни оправдания, ни даже снисхождения к экзальтированному и больному с детства туберкулезом Обри.

То есть, на три страницы хотя бы одно упоминание того, как этот скот (Обри в версии Стёрджиса) любил приврать, был двурушником (например, когда работал на издательство Лейна, в тот момент, когда Лейну пришлось вымарать все упоминания о Уайльде после скандала с Куинсберри и приговора, писал Андре Раффоловичу о том, что Уайльд разрушил его карьеру, - и в тоже время сожалел об Оскаре в разговорах с ближайшей подругой Уайльда Адой Леверсон).

Эгоцентрик, лгун. Непостоянный, изменчивый характер. И все в том же ключе.
Странный пример того, как качественный биограф, докопавшийся до массы деталей, - вплоть до маршрута Обри по Германии по бумаге отелей, из которых он писал письма, - может быть таким безжалостным и предвзятым к объекту своего исследования.
 
 
Mister Disaster
04 April 2014 @ 10:51 am
Димтерр, damsel in distress, движется сквозь город в первую апрельскую пятницу, второй скрипичный концерт из "Cityscapes" Гласса (я почти вижу этот кажущийся миллион смычков, движущихся медленно и гипнотически равномерно), шерсть, вощеный хлопок, мельчайшие снежинки. Никита-из-кофейни предлагает мне последовательно шоколадное печенье с апельсином и нугу, пока мессир ин дистресс не рычит ему "нетникитанет".
Женщина в вагоне, в противофазе с русскими лицами, поднимает глаза и прозрачно улыбается, эта полуулыбка держится на ее лице, но она верно сумасшедшая.
 
 
Mister Disaster
25 February 2014 @ 09:59 pm
Ранним утром, пока я пытался добраться своей невообразимо высокотехнологичной бритвой с пятнадцатью лезвиями до щетины у основания носа (чтобы у меня не было раннего гитлера на лице), подумал о том, что нужно написать письмо в gillette, с чем-нибудь вгоняющим их в краску, там, "подумайте лучше о чем-нибудь более sophisticated, угол лезвий, форма корпуса".
Но затем у меня возникла мысль получше. На чем они тестируют свои бритвы? Вернее, на ком? Наверняка ведь втихаря бреют кроликов.
Дорогой Гринпис, не игнорируй зла. Оставь Лореаль, глухой и грешный, вот же оно, гнездо ненависти к тварям божьим.
 
 
Mister Disaster
09 February 2014 @ 11:57 pm


Невероятное фото Чарльза Генри Форда 1933 года, когда он только приехал в Париж - значительно раньше, чем он начал делать для сюрреалистов все то, чем они ему обязаны, и стал партнером Павла Челищева.
Зато, - у него уже был опыт издания журнала "Blues" ( с подзаголовком "Bisexual Bimonthly"), книга "Young and Evil" (прочитав которую, Гертруда Стайн решила с ним немедленно познакомиться, а, например Эдит Ситвелл (будущий спонсор и друг того же Челищева) писала, что тут же сожгла книгу в камине), точеные черты лица и гипнотически прекрасные глаза.
Я отдал бы половину печени, чтобы познакомиться с похожим персонажем ))

PS. И его же фото 2000 года, за два года до смерти. Как говорила Изабелла Росселини в известном фильме, "плевала я на законы природы".
Законы природы, к сожалению, плевать не умеют (и даже учиться плевать не желают).

 
 
Mister Disaster
09 February 2014 @ 11:55 pm
Алан Прайс-Джонс пишет в мемуарах о специфике британского сексуального воспитания, (вплоть до 20-х это именовалось "Факты Жизни" (вот так викториански, с заглавных букв, - "Факты Жизни"), заключавшемся в том, что его отец перед отъездом Алана в Итон, поведал ему что-то о пчелах и цветах.
В Итоне все пошло более сермяжно, когда Факты Жизни ему (скажем, на пальцах) объяснил сокурсник в туалете ("он пожалел меня", - уточняет Прайс-Джонс). Об этом стало каким-то образом известно - и Алан был вынужден объясниться с отцом.
Прайс-Джонс старший выслушал его и спросил "Ты был в туалете - и, помимо тебя, там был еще один мальчик? Ну, такое случается иногда".
Это напоминает еще эпизод "Ab Fab", в котором Эдина и Пэтси вспоминают, что не рассказали дочери Эдины о Фактах:
" - Сэффрон, я рассказывала тебе о Фактах Жизни, ведь рассказывала?
- Ну если ты имеешь в виду ту ночь, когда в три часа ты пришла ко мне в спальню в дрезину пьяная и шептала мне "между прочим, дорогая, люди без этого не могут", - то да, рассказывала.
- Хорошо, если ты еще чего-то не знаешь, просто спроси! Что мы можем ей еще сказать о Фактах Жизни, Пэтси?
- Быть осторожнее с париками!"
 
 
 
Mister Disaster
12 January 2014 @ 12:30 pm
blow  
Читаю биографию Изабеллы, написанную ее мужем, Дитмаром Блоу, в ней пассаж о любви Блоу к сигаретам. Стиль и эмфизема, да

"Изабелла начинала курить за завтраком, иногда по по пять сигарет кряду, - абсолютно игнорируя мои просьбы и уверения в том, что это плохо отразится на ее здоровье. "Дитмар, у тебя нет права голоса, я видела однажды, как ты курил сигару", - отвечала Блоу, выдыхая серое облако из-под очередной монструозной шляпы авторства Филипа Трейси".
 
 
Mister Disaster
03 January 2014 @ 06:32 pm
"Life after life" Кейт Аткинсон началась как сценарий фильма "День сурка", написанный Франсуазой Саган, к девятисотой странице превратилась в карамельного Сорокина с его "Льдом", - а между этим (сегодня ночью) вооружилась бритвой и поработала надо мной фразами вроде "Ursula craved solitude, but she hated loneliness, a conundrum that she couldn't begin to solve".
 
 
Mister Disaster
18 December 2013 @ 03:41 pm
Дашевский - это не совсем то, мое, поколение, но уже предыдущее. Неизбежно возникает мысль о том, что не так много осталось до момента, когда.

И еще одна - не очень корректная, а точнее, не корректная совсем: почему умирают именно те, кто собой представляет человека, а не конфетку с говном, - ну вот, за последние месяцы, - Горбаневская, Дашевский. То ли едят не то, то ли дышат не тем, то ли, действительно, нельзя таким в наш Китай.

А вот лица господ *, ** и *** я буду видеть еще годы и годы, хотя эти харизматические бетонные конструкции нужно бы прятать.

Близнецы, еще внутри у фрау,
в темноте смеются и боятся:
"Мы уже не рыбка и не птичка,
времени немного. Что потом?
Вдруг Китай за стенками брюшины?
Вдруг мы девочки? А им нельзя в Китай".

Григорий Дашевский
 
 
Mister Disaster
11 December 2013 @ 10:55 am
Анна Глазова, между тем, получила премию Белого, молодец, но...

"всё лопается.

будто того и ждали
у сходов в болото
с рукой на щеке жалели ухо
у вплотную в себе рвущейся древесины, одни,
но а нужна разве нам раковина для шума если в устьях и так уже гнутся крылья у бересклета?

шевельнись — и затянется воздух;
а сожмёшься плотнее чтобы не беспокоить —
и сдует, смотри, последний звук".

Увы, ни уму ни сердцу. И тем более, мне очень не нравится это отречение от смысловой нагрузки в пользу эмоциональной, декларируемое в предисловии к книге: "У стихов нет прямой, практической цели, они служат не столько передаче информации, сколько - в самом широком смысле - передаче состояния".
 
 
Mister Disaster
05 December 2013 @ 11:57 pm
"Прекрати акцентировать свой возраст", - наклоняясь ко мне и практически вонзая ногти в мое предплечье, говорит мне А. Но, ах, мне бы хотелось видеть мир в его представляемой мне жестокости, чтобы, как святая Лючия, вынувшая собственные глаза и предьявившая их римскому центуриону со словами "это тебе во мне так (в моем случае здесь должно быть, - "не") нравилось?" (ах, исконное католическое европейское легендообразование, божественное модернистское давление суперэго, или, боженьки, сколько еще у нас объяснений одного и того же, у нас, наполнивших планету).

Именно так каждый из нас демиург собственного мира. Ударь меня, ударь. Готово? Теперь прости, тут у меня такой чемодан с красной кнопкой. Нет, не Вюиттон. Так святая Лючия злорадно думает о том, что "ну ебошь-ебошь, у меня в рукаве царствие небесное" - и у нее poker face (без глаз).

Но (вечно "но"), они равнодушны, а не жестоки и никак скорее, чем как-то - вынь свои глаза, вынь кости ребер, положи перед ними жилы предплечий, голосовые связки, трепещущую отвратительную ткань печени, - и в лучшем случае (святая Лючия, помогай нам!), они проголодаются. Броун. Дарвин. Верю ли я в людей? Да. В животных.

А если серьезно, ведь не вырваться из себя. Обреченность на себя, как записано в дневнике в мои девятнадцать, так и есть. Мир жесток, я святая Лючия с бесполезными глазами и -

И ага. Играй, малыш. Прозекторская становится гардеробной, santa Lucia, immacolata, ammirabile, prega per noi, лишь бы нам только вовремя вынуть глаза, лишь бы только правильно и вовремя ошибаться

 
 
 
Mister Disaster
05 December 2013 @ 11:08 pm
"I'm not afraid I'm wrong", - поет она, - I'm just afraid I 'm right". Давайте быстрее", говорю я водителю, как будто скорость позволит мне от чего-то избавиться, и ветер в окно, от моих запястий пахнет табаком и кожей, - и это опять искусственный запах, как все твои слова прошлым полуднем.

Все те, кто говорит, и смотрит, все волны их попытки обаять и волны отказа (я поднимаю брови) вызывают во мне все меньше желания что-то обсуждать и чем-то сопровождать человеческие эманации. Ты считываешься легко и скучно, как графический роман (простим эту терминологию), даже не как книга.

Тогда я немного опускаю голову и смотрю на его лицо, и мне приходит в голову, что эта манера ужасно напоминает принцессу Диану - и я улыбаюсь этой мысли, - и он улыбается, недоумевая, какая часть его слов показалась мне забавной.

Она показалась мне забавной полностью. Я хотел бы забыть тебя сразу и полностью. Ели бы мне не было так жаль этой человеческой и броуновской игры, если бы я только не был пешкой алисой. Если бы только я не был прав.
 
 
Mister Disaster
19 September 2013 @ 04:53 pm
Все сериалы смотрят, говорят, - ну и я решил, а что. Называется "Демоны Да Винчи". Название обещает клюквенный морс, - но что тому клюква, кто видел, например, "Евгений Онегин" с Лив Тайлер. Кто же знал, что клюква так уродится на этот раз.

Несколько раз я возвел очи горе, - но ведь можно простить и то, что каст набрали будто бы в местном стрип-клубе (Леонардо в рубашке нараспашку, откуда неробко пробивается грудила), или что Андреа Веррокьо говорит да Винчи "достань этих ублюдков", или то, что Леонардо все называют "Лео", - это всё мелкие американские шалости. Или даже то, что там по ходу местные художники изобразили как наброски Леонардо (отчаянный девиантарт).

Но вот когда Леонардо находит в "книге повешенного" методом кабблистического расклада страниц по полу узнаваемые очертания Южной Америки, вычерченные золотой линией с точностью снимка из космоса, моему мозгу настал полный альт эф четыре.

Никаких сериалов больше. Я не хочу видеть ноутбук Лукреции Борджиа. Или наган Торквемады.
 
 
Mister Disaster
07 September 2013 @ 03:46 pm
В разговоре тут прояснилось, что лучшее занятие для меня - быть странствующим диктатором. Приехал, всех расставил, свалил.
Tags:
 
 
Mister Disaster
07 September 2013 @ 03:45 pm
Возможно, я не отдающий тип (по сухим статистическим итогам), потому что просто советское воспитание имеет одной из целей положить предел всяким желаниям ребенка.

О, эта непосредственная советская (и постсоветская, не обольщайтесь, - я это и сейчас наблюдаю у мамаш) злорадость сказать ребенку "перебьешься". И в целом, сказать ему что-то такое, что прививает понимание того. что хотеть плохо.

Во-первых, хотеть - доставлять родителям неприятности. У них и так ничего нет, а тут еще ты. Чего ты там хочешь? Чегооо? Гулять? Еще чего. Перебьешься. И руками ничего не трогай. Вообще ничего. Ты разобьешь/сломаешь/переставишь/потрогаешь, а мало ли что. Родителям потом неприятно. И радуйся, что вообще родила.

Сколько сил я потратил на борьбу с этими остатками ветряных мельниц в себе. Да, несчастные эти люди. Желать стыдно. И лучше вообще не светиться. И, да, корневая совковая фигня о том, что кругом враги, нужно быстро вылезти из норы, украсть сыр, прошипеть на всякий случай всем "скоты недорезанные", - и быстро обратно в нору.
 
 
Mister Disaster
07 September 2013 @ 03:42 pm
allo  
Приходит Кольке. Унего звонит телефон.

- Привет, ЖП, - говорит Кольке.
- Готье звонит, проносится у меня в голове.
 
 
 
Mister Disaster
04 September 2013 @ 05:12 pm
так уроженец сердца юга приезжает в москву, которая для него что-то вроде родинки на голени, мизинца правой ноги,
из мобила, штат алабама, где остров опять в виде сердца, и в его бухте - ржавые корабли.
наследник галереи портретов предков и длинного перечня дат, -
в беспамятную часть суши, где каждое третье колено всё целиком - неизвестный солдат,
и каждое первое так торопится жить, потому что боится и хочет урвать,
под ним - наспех накрытая плитка, над ним - вся королевская рать,
грызущаяся за части тела тех, кто внизу, за мозг их костей,
век бы им всем не видеть подобных гостей.


так уроженец третьего рима, второго стамбула, - как посмотреть, -
встречает его, показывает свое сердце, воздвиженку и большой кремлевский дворец
и сквозь семь тысяч пятьсот уроженец юга пишет "теперь приезжай ко мне",
и всё, что находишь ему в ответ - поиск какого-то "не", -
словно весь неизвестный перечень предков, и словно весь
вид homo soveticus ухмыляется "не двигайся. в твоих интересах остаться здесь".
 
 
Mister Disaster
02 September 2013 @ 03:20 pm
- "Never fall in love... with someone who lives more than a bus ride away, or who's under 30, or who you meet on holiday.
- I know, I know.
- And what else have I taught you?
- Never fall in love with someone who's never been in love. Never with someone
who's never been dumped, or drinks too much, or doesn't drink at all... so self-righteous...
- Or lies, or cries too much. Never with someone who's too good-looking.
- That's new. Why?
- Because you look like shit next to them.
- I have a new one: never fall in love with someone".
Jeremy Podeswa "The five senses".
 
 
Mister Disaster
24 August 2013 @ 01:27 pm
Перевел два стихотворения Цветаевой - "Рано еще не быть" и "Луна - лунатику". МЦ хороша для смыслово сжатого английского, но в оттенках значения непереводима.


Can it be late - to be?
Can it be late for blaze?
Tenderness's a cruel gift
For otherwordly dates.

Bottomless vat's the sky, -
Lean to it highest you could
Oh, for the love of such kind
Never too late for the wounds!

Jealousy makes life alive!
Eager is blood for the dirt.
Won't any widow strive
For the old right for sword?

Jealousy makes life alive!
Blessed is the damage to hearts!
Will the old right for knife
Ever reject the grass?

Allurement of the plants
Whispers to break them down.
Too broke to spend the night,
Yet wounds, they are still all mine

Till You make stitch in time,
Saving the nine, I wane.
Too early for rocks and pines
Of the lands extramundane.

***

At this height all those who ushered
Are left back.
In the hour of the unconsciousness
Dare not wake.

A friend for the genial or somnambulant
Never sought.
They will have their sight recovered, -
You will not.

Above the rooftops is your only eye,-
Wise, owl-like.
Your dear name they will call out
Dare not hark.

I'm your soul, I am Urania,
Heaven's gate.
It's the final fusion hour.
Dare not test.
 
 
Mister Disaster
07 July 2013 @ 05:27 pm

No rain to stop it, no Julies to spoil it, no cities like this one, repellant and contagious, I go to you in a car, bombed by the droplets, raising the feathers of water on the winding embankments. I go to you to make this evening yours. Till then, the lights are signaling, soon

Tags:
 
 
Местонахождение: Russia, Moscow, Taganskiy
 
 
Mister Disaster
29 June 2013 @ 04:47 pm
Я вам еще в жанре рассказов о животных не писал? Примерно как джой адамсон, которая пятьдесят лет спасала львов от самих себя, а потом какая-то молодая львица не сообразила и откусила благотворительнице что-то там? А, ну хорошо.
У нас всё не так драматично, у нас театр кукольный. Я обычно креветки покупаю очищенные, а тут сплоховал, открываю, начинаю их четвертовать - а они все беременные. Все.
Я цап пакетик-то, может, это изощренный маркетинг. Недавно "Азбука вкуса" развесила у себя постеры о нецелованной сельди. Нецелованная сельдь - целованная креветка. Но нет, ничего подозрительного на упаковке не было.
Тогда мои мысли приняли феминистский характер; женская особь креветки живет как средневековая крестьянка, не вылезая из беременности. Мужчины-креветки, что ж вы делаете.
 
 
 
Mister Disaster
05 June 2013 @ 09:35 pm
У нас тут, говорят, рабство в гольянове-то. Спрашивается, за каким хером я до сих пор чищу себе креветки и это жирнющее авокадо? Пойду-пойду, спущусь, узнаю, почем тут пара Мамушек.
PS. Спасибо, дорогая бабушка, ты очень эффективно тогда разменяла коммуналку на таганке. Твоя Скарлетт.

PPS. Накинул на плечи рикаоуэнса, вышел, приценился тут на заднем дворе. Предложили такого тоненького мальчонку, - то ли хосрой, то ли хосрев, то ли лейла. Присмотрелся - ну не могу, не хочу видеть его смерти в бою с креветкой. Выкупил за триписят, отпустил. Мальчонка дал стрекача в полынь. Прослезился, беги, говорю, хосрой-лейла, не поминай рабство лихом
 
 
Mister Disaster
01 May 2013 @ 12:54 pm
Мне редко бывает скучно, - но это уединение и безделье занялись мной вплотную. В доме грохочет почему-то Marisa Turner (you're too busy taking what you need). Захотелось найти текст любимого Pervigilium veneris (кавер страницы в фейсбуке сменить, чо), открыл "антологию поздней латинской поэзии" - абсолютный риторический фитнес-центр, конечно.

Авсоний, когда не подражает Катуллу, - пересказывает содержание Светония, - ну и Семела со святым духом в объятиях через строку. Клавдиан, хоть и не увлекается ропалическими строфами, старательно компилирует греков. И это сквозь то, что компактная металлическая латынь очень плохо транслируется в кисельный русский.

Пожалуй, "О знаменитых городах", - это забавное ощущение уверенности в незыблемости (того, что вскоре будет уничтожено или постепенно придет в упадок). Авсоний умер в 394 году, через сотню лет население описываемой им Аквилеи рядами сбежит в будущую венецианскую лагуну, Антиохия ко времени арабов станет деревней, и бла-бла.

Все равно скучно.
Боооорииииинг ))))
 
 
Mister Disaster
19 April 2013 @ 02:04 am

Я начинаю дышать вместе с отсутствием холода, я начинаю вспоминать, когда хочет моя голова (было бы наивно полагать, хе-хе, что вы (или я) действительно управляете собственным восприятием), и

Вдруг, сквозь ветер в окно машины, я снова стою в основании заложенной металлическими щитами лестницы на станции метро третьяковская, слушаю Today the sun's on us, и только лишь Софи начинает второй куплет, ты появляешься из одной из тяжелых арок, ты так спешишь, увидев меня, ты целуешь меня на виду у никого, твоя рука - мой пояс, ты говоришь, твоя улыбка Моны Лизы, вот что от тебя я помню, и тогда я закрываю глаза, как только проходит холод,

Моя улыбка, какой ты был

Как воздух

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Tags:
 
 
Местонахождение: Russia, Moscow, Sokol’niki
 
 
Mister Disaster
16 April 2013 @ 01:06 pm
Задумали устроить у sauza ностальгическую вечеринку, период 1988-1994, ранний хаус, - и агрессивное одежное бесстилье поздних 80-х. Архивы Billboard выдали мне все детство, - черт, я же это слушал, а теперь забыл даже о сущетсвовании всего этого. Впрочем песню певицы Полы Абдул "Opposites attract" никак не нейтрализуешь, никак.

Состоится 8 мая, и для всего этого существует мероприятие в Фейсбуке. Если есть желание, напишите в комментах, особнячок гостеприимен, за исключением того, что нужнен костюмчик :))) Поздние 80-е или ранние 90-е.

 
 
Mister Disaster
16 April 2013 @ 12:55 pm
Всюду солнце, один свитер с горлом, ничего наверх, большие солнечные очки, и я спускаюсь в переход через Моховую.

На углу, нна полу, на кортах (как говроит прелестная мисс Белова из Орехово-Борисово) сидит юная девушка, перед ней парень, который держит ее ладонями у висков и что-то ей объясняет, - девушка чуть не плачет, переход пуст, они, и стук моих каблуков, но они не оборачиваются.

"Неужели нельзя выбрать менее идиотского места для подобных объяснений", - думаю я, - "здесь грязно и отвратительно", - а затем понимаю, насколько эта мысль - от возраста. В двадцать лет безразлично, где объясняться, и уровень эмоций позволяет многого не замечать.